О нашей массовой политической культуре

О нашей массовой политической культуре.

Обстоятельства сложились так, что большую часть лета валялся по клиникам. От нечего делать провел краткий соцопрос. Общался с разными людьми: коллеги-больные, в основном дипломированные инженеры 50 — 55 лет; врачи — от 25 до 50 лет, и недавно закончившие институты, и умудренные жизненным опытом профессионалы; средний медперсонал после медучилищ.

Опрос проводил в форме кратких полуформализованных интервью: ЧТО публика знает о представительном правлении, поскольку это интеграл политико-правового / партийно-парламентского процесса низовой самоорганизации с целью продвижения в законодательство, а потому и в политику правительства, интересов и нужд массовых слоев общества. Набралось порядка 35 интервью — результаты печальней некуда. 

Лишь 3-е смогли, и то в основном интуитивно, в качестве ветви представительной власти угадать/ назвать  парламент/госдуму. Абсолютное большинство с той или иной категоричностью отвергло саму возможность интересоваться политикой, тратить на это время. Если завязывалась недлинная беседа, то первое что выяснялось — люди просто не думают о реке времени, которая неотвратимо движется из малопривлекательного настоящего в какое-то будущее с его накапливающимися рисками. Указание на двукратный распад российского государства в одном только ХХ в., в сопровождении масштабных конфликтов и жертв, практически не заставляло задуматься. Даже упоминание будущих судеб детей, насколько они будут благополучны, не меняло ситуации.

Образованная публика столичного мегаполиса о будущем не задумывается — живет по принципу «будь что будет». Что же тогда происходит в регионах? Народ без будущего?После этого импровизированного опроса осталось стойкое ощущение, что отечественные социальные науки «работают» исключительно вхолостую. Судя по федеральной политике, группы господства предостережения социогуманитариев игнорируют, поскольку уже обустроились за бугром на ПМЖ. Попутно: это свидетельствует, не смотря на патриотические камлания казенной пропаганды, о распаде в нашем обществе представлений о единой исторической судьбе. Что касается массовых слоев общества, то рационально-критическое знание в сегменте социально-властных отношений до них явно не доходит. Хотя мои собеседники, даже в медучилищах, слушали курсы социологии, политиологии…. Не говоря уже о выпускниках медицинских университетов. … Голосами социально-некомпетентных миллионов уже многие годы воспроизводится исторически тупиковый правящий режим.  Из бесед последнего времени со знакомой московской профессурой… Каких-либо препятствий или противостоящих сил, способных не допустить развязывание режимом массового террора, если группы господства сочтут ЭТО целесообразным для сохранения своих властных позиций, профессура в нашем обществе не видят. Поневоле думаешь о детях и внуках. Что-то ждет их…? 

Наблюдатель Сергей Александрович Магарил , выпускающий редактор социологического журнала СОЦИС

КЕМ БЫТЬ

Кем быть Маяковский В. В. на немецкий

Дмитрий Лукашенко

Meine Jahre wachsen schnell,
Ich werd’ auch siebzehn.
Welches Werk ist aktuell,
Was ist an der Spitze?
Tischler und Zimmermann
braucht man ueberall!
Moebel macht man in “drei –vier”:
einen Balken
       nehmen 
                wir,
saegen wir die Platten,
lange und flache.
Platten seien noch 
             kein Schrank,
Man legt sie 
                zur Hobelbank.
Saege doch, los,
                saege.
Du darfst doch nicht schraegen.
Goldes Mehl
                ist Saegemehl.
Den Hobel –
        in die Hand:
arbeiten wir weiter:
machen wir den Rand
enger, und nicht breiter.
Da ist gelber Span –
alles geht laut dem Plan.
Brauchen wir
             einen Ball,
runden, runden,
da hilft uns ‘ne Drehebank – 
den Hobel – herunter.
Ein Fach und
           ‘ne Schublade
stehen vor uns gerade.
Kinderstuhl und ein Tischlein
stehen hier. Sie sind sehr klein.

Ja, Zimmermann hat gut,
Ingenieur  ist
                besser.
           Wissen Sie, was er bloss tut?
Hoerst du mich, mein Leser?
Zeichne 
       ich
            das Haeuschen,
so 
    wie
             ich das moechte.
Ich muss noch was sagen,
das Haus muss man zeichnen,
so, dass
           Sie nicht klagen.
Es wird sich uns eignen.
Das ist
          Vorderseite,
die Fassade nennt man sie.
und die 
            zweite Seite –
Badezimmer,
                Batterie.
Plan ist fertig,
                und herum
wird gemacht, 
                was ist zu tun.
Aus Holz und Stahl Geruest
steigt so hoch und waechst und waechst.
Ist die Arbeit schwierig,
schafft 
          die Winsch ergiebig.
Geschickt hebt sie die Balken,
sie kann leicht sie halten.
Sie schleppt  auch  Ziegel,
wie ein Paar von Stiefeln.
Mit Bleich bedecken wir das Dach.
Das war nicht leicht, 
                und nicht einfach.
Mein Eigenheim,
                und nicht nur mein.
Man wird freundschaftlich leben.
Da kommen alle Kinder rein.
Wonach muss man noch streben?

Ingenieur hat gut,
und der Artzt
                ist besser,
Wissen Sie, was er nur tut?
Hoerst du mich, mein Leser?
Da ist Guenter,
Da ist Heike.
Hallo, Kinder!
Gibt es Kranke?
Wie geht es heut?
Wie fuehlt ihr euch?
Durch die Brille
              sehe ich
                eure Zungen auf das Licht.
Das Thermometer presst der Arm,
Die Fieber wird gemessen.
Aber die Stirnen sind nur warm,
Temperatur ist angemessen.
Nehmen Sie 
                ein Pulver ein –
medizinische Arznei,
trinken Sie
                auch Mixtur,
Seien Sie doch nicht so stur.
Aufzustehen
                ist
                verboten,
die Kompresse 
                halten Sie,
weil 
     das Bett 
                Sie hueten sollten;
das ist meine Terapie.

Aertzte haben gut,
Arbeiter ist
                besser.
Wissen Sie, was er bloss tut?
Hoerst du mich, mein Leser?
Steh auf!
            Und geh!
                Sirene weckt,
Da ziehen wir an unser Werk.
Es ist der Menschen  ganze Schar.
Man ist nicht einsam.
Ist was fuer Einen nicht machbar,
macht man gemeinsam.
Wir koennen
               das Eisen
hacken und schneiden.
Des Kranes Haken geht nicht leer,
er schleppt, was ist fuer uns zu schwer.
Und der Hammer biegt,
was auf dem Amboss liegt.
Wir schmelzen Metall
und fahren ueberall.
Es ist aeusserst richtig,
jed’ Arbeit ist wichtig.     
Die Muetter mache ich
                und du –
natuerlich, 
                Schrauben dazu.   
So arbeiten 
                alle
in der Montagehalle.
Schrauben
                hinein
in ihre Muetter,
die Teile
              sind fein
stell’ sie
              aufs Gitter.
Ich
      mach’
Qualm,   
           Krach,
das Dach 
               ist flach.
Und da
         zieht eine Dampflok,
Oh, ja,
         das ist doch Schock,
                Sie ist 
                in Rauchflockn.

Arbeiter hat gut,
 Schaffner ist doch 
                besser.
Wissen Sie, was er nur tut?
Hoerst du mich, mein Leser? 
Der Schaffner faehrt 
                doch    ueberall
mit einem Lederbeutel.
Das ist gerade 
                dieser Fall,
wenn Reise nicht verboten.
Die Alten und Kleinen,
fahrt mit Strassenbahnen,
nehmen Sie Fahrkarten,
enge und breite,
verschiedener 
                Arten,
gefaerbte Seiten.
Strassenbahn ist Gleis.
Ist das Gleis zu Ende,
erhalte deinen Preis,
waerme deine
                Haende.

Schaffner ist doch gut,
Fahrer ist 
                besser,
Wissen Sie, was er bloss tut?
Hoerst du mich mein Leser?
Das Auto ist behende.
 Es rennt und rast.
Ich fahre in Sekunden,
bin kein Fahrgast.
Sagen Sie einfach,
wohin Sie sollen –
das Ziel wird 
                erreicht,     
sei es, wo es wolle.           
Wir
     fah-
  ren
      schnell.
Schein-
        wer-
              fer
grell.

Fahrer hat doch gut,
Und Pilot ist
                besser.
Wissen Sie, was er nur tut?
Hoerst du mich, mein Leser?
Der Tank wird mit Benzin gefuellt,
den Propeller starte ich.
Der Motor bald keucht, bald bruellt,
und wir fliegen schliesslich.
Bleiben Sie denn mutig,
Seien Sie
              doch ruhig.
Ich fliege eine Wolke um
und fliege zweimal rundherum. 
Als weisse Moewe schwebend,
fliege ich ins Ausland.
Ich fliege einen Berg herum,
ganz  konzentriert und auch verstummt.
Es gibt, Motor,
                die Zuversicht,
du bringst uns
                bis zum Mond.
Aber der Mond 
                spiegelt das Licht,
er ist sehr weit entfernt.

Flieger hat gut,
Seemann ist 
                besser.
Wissen Sie, was er nur tut?
Hoerst du mich, mein Leser?
Meine Muetze hat Gebaendel,
 viele Anker hat
                die Bluse.     
 Und mit meinem guten Kumpel       
 sah ich Seen, breite Flusse.
Mein Schiff, Ihr, Wellen, testen
in eitelem Versuch.
Auf Rahen und auf Masten
mach ich ‘nen  flinken Sprung.
Es herrscht hier nur der Windgroll
Die Maste legt sich flach,
 doch,
          ich entdeck’ 
                den Suedpol,
den Nordpol – 
                schon danach.

Ganz egal, was man bloss tut.
Schreib dir das hinter die Ohren,
alle Arbeiten sind gut,
niemand kann dich stoeren.

Оригинал произведения
«Кем быть?» (В.В. Маяковский)

У меня растут года,
будет и семнадцать.
Где работать мне тогда,
чем заниматься?
Нужные работники —
столяры и плотники!
Сработать мебель мудрено:
сначала
       мы
         берем бревно
и пилим доски
длинные и плоские.
Эти доски
         вот так
зажимает
        стол-верстак.
От работы
         пила
раскалилась добела.
Из-под пилки
            сыплются опилки.
Рубанок
       в руки —
работа другая:
сучки, закорюки
рубанком стругаем.
Хороши стружки —
желтые игрушки.
А если
      нужен шар нам
круглый очень,
на станке токарном
круглое точим.
Готовим понемножку
то ящик,
        то ножку.
Сделали вот столько
стульев и столиков!

Столяру хорошо,
а инженеру —
            лучше,
я бы строить дом пошел,
пусть меня научат.
Я
 сначала
        начерчу
дом
   такой,
         какой хочу.
Самое главное,
чтоб было нарисовано
здание
      славное,
живое словно.
Это будет
         перед,
называется фасад.
Это
   каждый разберет —
это ванна,
          это сад.
План готов,
           и вокруг
сто работ
         на тыщу рук.
Упираются леса
в самые небеса.
Где трудна работка,
там
   визжит лебедка;
подымает балки,
будто палки.
Перетащит кирпичи,
закаленные в печи.
По крыше выложили жесть.
И дом готов,
            и крыша есть.
Хороший дом,
            большущий дом
на все четыре стороны,
и заживут ребята в нем
удобно и просторно.

Инженеру хорошо,
а доктору —
           лучше,
я б детей лечить пошел,
пусть меня научат.
Я приеду к Пете,
я приеду к Поле.
— Здравствуйте, дети!
Кто у вас болен?
Как живете,
как животик? —
Погляжу
       из очков
кончики язычков.
— Поставьте этот градусник
под мышку, детишки.-
И ставят дети радостно
градусник под мышки.
— Вам бы
        очень хорошо
проглотить порошок
и микстуру
          ложечкой
пить понемножечку.
Вам
   в постельку лечь
                поспать бы,
вам —
     компрессик на живот,
и тогда
       у вас
            до свадьбы
все, конечно, заживет.

Докторам хорошо,
а рабочим —
           лучше,
я б в рабочие пошел,
пусть меня научат.
Вставай!
        Иди!
            Гудок зовет,
и мы приходим на завод.
Народа — уйма целая,
тысяча двести.
Чего один не сделает —
сделаем вместе,
Можем
       железо
ножницами резать,
краном висящим
тяжести тащим;
молот паровой
гнет и рельсы травой.
Олово плавим,
машинами правим.
Работа всякого
нужна одинаково.
Я гайки делаю,
             а ты
для гайки
         делаешь винты.
И идет
      работа всех
прямо в сборочный цех.
Болты,
      лезьте
в дыры ровные,
части
     вместе
сбей
    огромные.
Там —    
         дым,
здесь —    
             гром.
Громим
весь     дом.
И вот
     вылазит паровоз,
чтоб вас
        и нас
             и нес
                и вез.

На заводе хорошо,
а в трамвае —
            лучше,
я б кондуктором пошел,
пусть меня научат.
Кондукторам
           езда везде.
С большою сумкой кожаной
ему всегда,
          ему весь день
в трамваях ездить можно.
— Большие и дети,
берите билетик,
билеты разные,
бери любые —
зеленые,
        красные
и голубые.-
Ездим рельсами.
Окончилась рельса,
и слезли у леса мы,
садись
      и грейся.

Кондуктору хорошо,
а шоферу —
          лучше,
я б в шоферы пошел,
пусть меня научат.
Фырчит машина скорая,
летит, скользя,
хороший шофер я —
сдержать нельзя.
Только скажите,
вам куда надо —
без рельсы
          жителей
доставлю на дом.
Е-
  дем,
ду-
   дим:
«С пу-
      ти
уй-
   ди!»

Быть шофером хорошо,
а летчиком —
            лучше,
я бы в летчики пошел,
пусть меня научат.
Наливаю в бак бензин,
завожу пропеллер.
«В небеса, мотор, вези,
чтобы птицы пели».
Бояться не надо
ни дождя,
         ни града.
Облетаю тучку,
тучку-летучку.
Белой чайкой паря,
полетел за моря.
Без разговору
облетаю гору.
«Вези, мотор,
             чтоб нас довез
до звезд
        и до луны,
хотя луна
         и масса звезд
совсем отдалены».

Летчику хорошо,
а матросу —
           лучше,
я б в матросы пошел,
пусть меня научат.
У меня на шапке лента,
на матроске
           якоря.
Я проплавал это лето,
океаны покоря.
Напрасно, волны, скачете —
морской дорожкой
на реях и по мачте
карабкаюсь кошкой.
Сдавайся, ветер вьюжный,
сдавайся, буря скверная,
открою
      полюс
           Южный,
а Северный —
            наверное.

Книгу переворошив,
намотай себе на ус —
все работы хороши,
выбирай
       на вкус!

2 comments

  1. Мне очень понравилась данная статья, я желаю предложить
    вам несколько интересных
    вещей. Возможно вы можете написать следующие записи ссылающиеся на
    эту. Я хочу больше и больше читать об этом!

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s