Понимайте жизнь глубже: …носите короткие платья, учите китайский язык…

Какой бы должна быть женщина 40+ ?

Почему 40+? Просто «какой?» в любом возрасте!

Каковы идеалы? На кого ориентироваться? Где образцы для подражания? Что об этом думают ценители женщин — мужчины?

Всё это современные актуальные вопросы в умах наших прекрасных современных Умниц-Красавиц!

«К прочтению обязательно!»: прекратите обесценивать себя возрастом

Рожайте, любите, носите короткие платья, учите китайский язык, выходите замуж за мужчину на 10 лет моложе себя или не выходите вовсе.

«Мне уже поздно». Сколько раз я слышала эти слова в своем кабинете. Да и не только в нем. Слышала от женщин. И никогда от мужчин. «Мне уже поздно учиться, как же я сяду на студенческую скамью в свои 35?», «Мне уже поздно думать о любви, полтинник на носу», «я встречаюсь с мужчиной на 6 лет моложе себя, но мне не комфортно, что скажут люди, я же старше его», «я не могу носить короткие юбки, они мне уже не по возрасту».

Возраст. К нему у нас в обществе почему-то три отношения –«уже поздно» или «еще рано» или возраст тщательно скрывается. Чтобы никто не определял, что тебе рано, что поздно.

Почему-то у нас напрочь отсутствует понятие «вовремя». Все, что происходит с нами это «вовремя» потому, что происходит именно тогда, когда мы к этому готовы. К кому-то любовь приходит вместе с пятидесятилетним юбилеем, просто потому, что раньше ты была не готова к ней, было не до любви.

Кому-то некогда было учиться в двадцать, поскольку выбор был сделан в пользу семьи и ребенка, но в тридцать пять как раз есть свободное время и силы. А кто-то влюбляется в человека моложе себя, ведь чувства паспорта не проверяют.

Кто-то не носил короткие платья в восемнадцать, потому что считал себя толстой и некрасивой, а сорок вдруг обнаружил стройные длинные ноги и хочет их показать.

Но тут же на женщину, вовремя получившую то, что хотела, наваливается этот жуткий шепот «поздно», «не по возрасту». Откуда он звучит? Давайте пройдемся по страничкам таблоидов. «50-ти летняя Дженет Джексон беременна. Она поправилась на 43 кг и прячет свои формы под мусульманской одеждой».

Какой ужас, старая, толстая и беременная. А что делать женщине, забеременевшей в свои 40 или 45 или 48? Аборт? Просто потому, что общество считает ее слишком старой, чтобы родить ребенка и пугает всякими страшными болезнями?

Почему никто не радуется, не говорит «молодец, ты родишь здорового малыша»? Ведь медицина сейчас позволяет и контролировать, и регулировать протекание беременности. «34-летняя Анна Седокова беременна третьим ребенком. Имя отца скрывается. Напомним: Анна уже воспитывает двух дочерей от разных мужей». Тоже кошмар. Не очень старая, но незамужняя, рожает детей от разных мужчин. Еще имеет наглость быть счастливой. А не ходить с лицом Марии Магдалины.

Идем дальше. «47-ти летняя Дженнифер Лопес закрутила роман с младшим ее на 17 лет музыкантом. И появилась на церемонии Грэмми в откровенном секcуальном наряде». Старая, но, зараза, счастливая, ходит тут задницей вертит, еще и любовника молодого завела. А если Джей Ло в свои 47 выглядит так, что даст фору любой 20-ти летней? Красивая и богатая женщина. Что ж ей надеть саван и на линялую шевелюру и руки в старческих цыпках Доналда Трампа польстится?

И, наконец, моя любимая рубрика- звезды на пляже. «45-летняя Ума Турман показала свой целлюлит, но он не мешает ее новому роману». «Гвинет Пэлтроу выглядит отлично в свои 41 даже в бикини». «И еще одна «нестареющая» звезда Деми Мур в свои 54 тоже носит бикини». Простите, а в чем ходить на пляже, если не в бикини? Может быть в скафандре или парандже?

У матери троих детей не может быть ни растяжек, ни целлюлита? А Деми Мур пора уже по кладбищу ходить, выбирая себе место и памятник? Или наши пляжи заполнены идеальными телами Мистер Олимпия и Мисс Фитнесс Бикини?

И почему вот этот чудный самец возраста 45+с оплывшим брюхом, пришедший на пляж в трикотажных белых семейных трусах в красные сердечки, такая себе отрыжка Дня Святого Валентина, вообще не парится, что ему рано, поздно или вообще неприлично? Или вот этот седовласый старец, выставивший свой вислый зад в стрингах?

Вот так парой цифр и несколькими словами можно убить у женщины всякое желание жить полнокровной жизнью. Не стыдиться, не извиняться, не оглядываться.

Скажите мне, о знатоки возрастных норм и временных шкал, когда же женщине не поздно ходить беременной, в прозрачном платье? Не поздно любить, учится, делать карьеру? А целлюлит, когда его можно иметь? Разве возраст определяет наличие сил и возможностей? И почему тогда такое разное отношения к возрасту мужчины? Почему мужчине, который женится и становится отцом в 48 все говорят «Молодец, ты ого-го»? Хотя средняя продолжительность жизни мужчин ниже, чем женщин.

Жизнь и так коротка. Несмотря на то, что в средние века мало кто доживал до 30-ти лет, а сейчас люди живут до 70, 80 и 100 лет. Успеть в них нужно гораздо больше. А женщине – так еще больше, чем просто «больше». От современной женщины общество ожидает быть образованной, ухоженной, успешной в карьере, иметь еще хобби, желательно два. Заниматься спортом.

Содержать идеальный дом, растить пару-тройку идеальных детей, не забывать про мужа. Готовить самые вкусные и самые здоровые блюда. Целлюлита нет. Усталости нет. Зубы белы, кожа сияет, волосы блестят. Гардероб удачно сочетается. Я ничего не забыла? А, и все это должно происходить по возрасту. Но по какому именно? Никто не скажет.

А посему. Милые женщины, покажите фак всем, кто шепчет вам «поздно».

Рожайте, любите, носите короткие платья, учите китайский язык, выходите замуж за мужчину на 10 лет моложе себя или не выходите вовсе. Прыгайте с парашютом, плетите макраме или становитесь послом доброй воли ООН. Только вы знаете, как велики ваши силы и желания. Именно эти «хочу» и «могу» есть единственными критериями, на которые следует опираться!

P.S. Делитесь этой записью с друзьями!

Источник

«Песок в трусах» — синдром приходящий с годами

Прекрасная заметка Этери Чаландзия о синдроме, которым страдает современное общество. А ведь счастье — всего лишь вопрос отношения.

Среди моих приятелей есть один тип, который за двадцать лет нашего знакомства умудрился практически не измениться. Он даже живот не наел, а отсутствие печали в глазах и морщин на лбу заставляет подозревать, что у него нет нервов, соответственно, совести, и вообще, что он редкая сволочь. Но речь не о том.

Этот человек-консерва портит настроение окружающим, однако оказалось, что и у нашего вечнозеленого кипариса есть проблемы. Обобщая, он назвал их «песком в трусах».

— Понимаешь, — признался он однажды, — я всегда любил море. В детстве я обожал, наплававшись до синевы, выбраться на берег, развалиться на горячих камнях и греться, пропекаться, как рыба-гриль, до тех пор, пока станет совсем невмочь, и тогда, раскаленным снарядом, опять броситься в прохладные морские волны.

Я слушала и кивала, поскольку, как человек, выросший у воды, прекрасно понимала и про «рыбу-гриль», и про «раскаленный снаряд».

— Так вот, недавно я обнаружил, — всхлипнул он, — что валяться на камнях страшно неудобно, а песок, набившийся в мокрые трусы, не дает спокойно валяться в шезлонге. Теперь, для того чтобы расслабиться, мне надо два раза принять душ, вытереться, сменить мокрые плавки на сухие, получить свой Campari, причем, лед в стакане не должен растаять, а апельсин обязан горчить. Мне еще нет 50-ти, а у меня уже полно проблем!

Его нытье меня насторожило. Я прекрасно помню, как в юности сама каждое лето приезжала к родне на море. Я часами не вылезала из воды, и по вечерам няньки проверяли, не выросли ли у меня плавники и жабры.

Я могла загорать, лежа на камнях, на автомобильных покрышках и железнодорожных рельсах, и мне везде было одинаково удобно. Я не сгорала на сорокоградусной жаре, говорила медузам «бу!» и они тонули от страха, наедалась тремя помидорами и спала пятнадцать минут в день.

Этим летом, заметив рыбку-малютку, выпрыгнувшую из волны в полукилометре от меня, я заорала так, что мне в ответ из-за горизонта просигналил итальянский сухогруз. Теперь я смешиваю два крема с пятидесятипроцентными коэффициентами защиты в расчете на то, что в сумме они дадут сотню и защитят мое бледное тело, как куски картона.

Это в прошлом веке мы с друзьями-студентами скопили полторы копейки, навешали лапшу на уши родителям, положили в карманы зубные щетки и укатили на неделю в горы кататься на лыжах.

Курорт был дрянной, еда паршивая, лыжи кривые, а мы нищие и неприхотливые, как воробьи. Мы жили вшестером в двух комнатах, на завтрак ели кашу с хлебом, вечером пили дешевое вино и курили вонючие сигаретки, но были до потери пульса счастливы.

Прошлой зимой я расстроилась, когда обнаружила, что в меню, скажем так, неплохого курортного ресторана закончился зерновой хлеб, и совсем скисла, когда поняла, что забыла дома любимую подушку.

Ок, с годами человек меняется. Накапливает и наращивает не только кругозор и опыт, но и жирок на боку, делается подозрительным, упертым, привередливым, теряет лихой аллюр и любопытство во взгляде. Теперь все всё знают, меньше спрашивают и чаще поучают. Все оборачиваются очкастыми экспертами и прожженными занудами, которым не угодишь, которые уже все видели и с усталым видом обсуждают, какая нефть на вкус слаще.

В результате понты и потребности заводят в тупик, и для многих настоящей катастрофой оборачиваются самые простые вещи — необходимость выбраться из своего кондиционированного бьюика и спуститься в метро или переехать с Тверской улицы в Тверскую область.

Понятное дело, что номер в «Англетере» со всех сторон лучше комнаты в привокзальном приюте «Бардачок», но если вы отказываетесь ехать в другой город только потому, что ваш люкс занят, а полет эконом классом оскорбляет вашу спесь, то плохо ваше дело.

Справедливости ради, надо признать, что привередливость и поганый нрав проявляются независимо от успешности и карьерного роста. Кромешное занудство уравнивает бюджетника и человека с достатком. Но если первый еще вызывает понимание и сочувствие, когда ропщет на судьбу, забросившую его с прожиточным минимумом и хищной тещей в пучину Капотни, то капризы раздобревшей на платиновых карточках личности уже ничего хорошего не вызывают.

Одна такая дамочка как-то раз приползла жаловаться подружкам на скандал, который вышел у нее с мужем из-за размеров ее новой гардеробной. Мужчина самолично измерил шагами помещение, отведенное под ее шубы и лифчики, и заявил, что Георгиевский зал Кремля меньше этой костюмерной. Он зачем-то вспомнил, что пятнадцать лет назад женщина имела всего одну шубу и два вечерних платья, однако была не менее элегантна, экономически выгодна, весела и беззаботна.

Вместе с легкостью на подъем и неприхотливостью сдает и способность удивляться и радоваться жизни. 

Понятно, что сложно с той же искренностью, что и в первый раз, восхищаться сто сороковой поездкой в Париж или продолжать верить в любовь до гроба, стоя у алтаря с пятым мужчиной. Мало кто сохраняет оптимизм во взгляде на мир, женщину,  мировую закулису и перспективу красиво заработать или промотать деньги. А зря.

С возрастом некоторые, так или иначе преуспевшие в жизни товарищи, до такой степени разочаровываются во всем, что начинают увлекаться какими-то неадекватными развлечениями, тонут в пороках или заводят себе юную и смешливую подружку, клокочущую от предвкушений, счастья и надежд. У них самих все предвкушения и надежды давно выгорели дотла. А чтобы заставить их что-то почувствовать, им надо шило втыкать в известное место, и то не факт, что из этого что-то получится.

Хорошо, никто не говорит, что и в сорок надо быть таким же беспечным придурком, как в двадцать. Но одно дело, печаль в глазах и опыт в анамнезе, и совсем другое — свинец в ногах и райдерский список в голове.

Говорят, это неизбежно. Не верю. Мне кажется, даже если человека не наградили нестареющим энтузиазмом, любопытством к жизни, легкостью на подъем и готовностью в одночасье лишиться своих бесценных миллионов или привычек, в процесс остывания души можно успешно вмешаться. Следить за ней, как за своей селезенкой. Одни изменения поддерживать, а другие контролировать. Хотя бы пытаться.

Потому что, когда человеку еще жить да жить, а у него из всех щелей песок сыплется, ему все не то и все не так, кругом одни твари, мир прогнил и от Парижа с души воротит, это как-то совсем печально.

Несправедливо расставаться с огнем в глазах и простыми радостями жизни только потому что вы повзрослели или преуспели. Вон, посмотрите на Мика Джаггера. Чуваку восьмой десяток, а его колбасит, как семнадцатилетнего. Ок, такое не всем дано, но, может, стоит хотя бы попробовать?

Автор — Этери Чаландзия

Источник

Губернский пакостник

7 comments

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s